Почему одинокие люди решаются на усыновление и в каких случаях им могут в этом отказать
12.06.2021 - Людмила КОНОПЕЛЬКО

Каждый пятый кандидат на роль усыновителя в Беларуси не имеет пары. Чаще всего речь идет о незамужних женщинах 40—46 лет, которые, реализовав себя в профессии, решают попытать счастья на родительском поприще. Иногда к ним присоединяются и мужчины, движимые теми же эмоциями и планами. Всегда ли это взвешенное и грамотное решение — подарить свою любовь чужому малышу, если не сложилось с собственными детьми и личной жизнью? Беседуем с директором Национального центра усыновления Ольгой Глинской.


— Ольга Николаевна, часто ли одинокие мужчины и женщины усыновляют детей в Беларуси? Предъявляют ли к таким кандидатам в усыновители какие-то особые требования?

— Если говорить о социальном портрете среднестатистического усыновителя, то на первом месте будут семейные пары в возрасте 35—45 лет, на втором — женщины, не состоящие в браке. Обычно в каждой группе кандидатов в усыновители из 8—10 человек, проходящих подготовку к выполнению родительской роли, участвуют 1—2 незамужние женщины. Иными словами, 20 % от общего числа всех кандидатов в усыновители составляют одинокие белоруски в возрасте 40—46 лет и старше. Чаще всего это женщины с высшим образованием, реализовавшие себя в профессии (сферы медицины, педагогики, культуры, IT-технологии).

Согласно статье 125 Кодекса о браке и семье, кандидаты в усыновители вне зависимости от семейного положения должны иметь постоянное место жительства, а также жилое помещение, отвечающее установленным санитарным и техническим требованиям. Априори для ребенка должны быть созданы надлежащие условия проживания, и в этом вопросе никаких особых требований нет.

— Как одинокие люди объясняют свой порыв усыновить малыша?

— Чаще всего к возрасту 40+ они приходят с мыслью о том, что устроить личную жизнь уже не получится, а реализовать себя как мама или папа все же хочется. К этому моменту данная категория мужчин и женщин, как правило, достигает определенных результатов в профессио­нальной деятельности либо осознает, что в этой сфере уже бесполезно ждать прорыва. Хорошо, когда эти мысли подкреплены здоровой мотивацией: подарить ребенку свою любовь и ласку, окружить его теплом и заботой. Когда он воспринимается как настоящее счастье и смысл существования.

Отмечу, что кандидаты в усыновители чаще всего хотят удочерить ребенка до 3 лет. Приблизительно 70—80 % мечтают принять в семью девочку, так как ее воспитание представляется им более легким, чем воспитание мальчиков.

— По каким причинам они могут получить отказ?

— В первую очередь — по результатам диагностического обследования кандидатов в усыновители. На готовность быть родителем влияют структура и история семьи. Одинокие люди обычно не имеют достаточных внешних ресурсов для приема детей в семью, но зачастую не осознают этого, стремясь разбавить свое одиночество обществом ребенка. И в данном случае они руководствуются деструктивной мотивацией — страхом остаться на склоне лет без близкого человека рядом.

Тревожные и депрессивные кандидаты в половине случаев вряд ли смогут качественно справиться со взятой на себя нагрузкой, особенно в период первого года адаптации. Их противоположность — кандидаты с завышенным самомнением, излишне самоуверенные — тоже не будут готовы к трудностям, которые неизбежно возникнут при воспитании реального, а не представляемого в розовых мечтах ребенка.

Осведомленность и уровень интеллекта кандидатов также влияют на готовность к воспитанию ребенка-сироты. Подчас взрослые люди не понимают, что среди этой категории ребят практически нет здоровых и нетравмированных, что может стать основой для серьезных ошибок во взаимодействии с ними в их воспитании.

Задача психологов — выявить подобные риски в личностных особенностях кандидатов в усыновители, в воспитательных установках и убеждениях и помочь им их откорректировать. Порой рисков так много, что усыновление на данном жизненном этапе просто невозможно. Тогда кандидатам предлагаются иные формы замещающего родительства: опека, приемное родительство, патронатное воспитание. Либо прохождение психотерапии для решения своих проблем и устранения слабых мест в воспитании потенциального ребенка, а затем уже возвращение к вопросу усыновления через определенное время.

— Мужчины-усыновители — обычное явление в США и Западной Европе. У нас, судя по всему, это большая редкость?

— Вообще, одинокие мужчины, желающие усыновить (или удочерить) ребенка, достаточно часто обращаются в Национальный центр усыновления за консультацией по вопросу сбора документов и прохождения курса подготовки кандидатов в усыновители. Такой курс позволяет оценить свою психологическую готовность и возможность принятия детей-сирот, подготовиться к переменам в жизни, получить квалифицированную помощь и поддержку специалистов, ознакомиться с объективной информацией о детях-сиротах, а также с юридическими, медицинскими и психолого-педагогическими аспектами воспитания, изучить опыт усыновителей, уже взявших на воспитание в свою семью таких ребят. И вот постепенно на этом пути происходит отсев кандидатов. До решающего этапа добираются далеко не все. Почему это происходит? Приведу один из запомнившихся примеров. В практике специалистов Национального центра усыновления был случай, когда одинокому мужчине рекомендовали отложить усыновление (удочерение) на некоторое время. В связи с тем, что его график работы и режим дня, который он не планировал менять, не давали ему возможности самостоятельно заниматься воспитанием ребенка-сироты в возрасте от 3 до 6 лет, которого мужчина хотел усыновить. Кроме того, он проживал в двухкомнатной квартире совместно с матерью — собственником этого жилья. И она была категорически против усыновления. Во время беседы с ней наших специалистов женщина четко дала понять: не желает видеть посторонних на своей территории, участвовать в воспитании чужого ребенка не хочет, смотреть за ним, пока сын на работе, не будет. Сложные конфликтные взаимоотношения между членами семьи могли бы ухудшиться с появлением ребенка с определенными потребностями, особенностями и навредить его из без того нестабильному эмоциональному состоянию. Вышеперечисленные факты, безусловно, стали причиной для отказа в усыновлении.

— Адаптация ребенка в новой семье и заодно адаптация усыновителя порой могут занимать достаточно продолжительное время. Когда наступает самый сложный период? И что важно помнить новоявленным родителям?

— Адаптация ребенка в семье проходит несколько этапов. Первый — «Медовый месяц», когда каждая из сторон полна надежд и старается понравиться другой стороне. На данном этапе ребенок может плохо спать и есть, испытывать амбивалентные чувства, но в целом больших проблем с новым членом семьи не возникает.

Второй этап — «Уже не гость», когда резко ухудшается поведение нового члена семьи. Парадоксально, но фактически ребенок с этого момента начинает доверять новым родителям, он показывает свои истинные, не совсем приглядные стороны, что и есть признак близости в отношениях. По сути, второй этап адаптации в семье является самым тяжелым. Ребенок начинает «вспоминать» трагические события своей жизни, которые были вытеснены из его сознания. И с этими страшными воспоминаниями ему крайне трудно справиться — он часто, порой навязчиво рассказывает о пережитом. 

У него обостряются проявления «сиротских симптомов»: он начинает раскачиваться всем телом при первых признаках тревоги, утомления или напряжения, плохо спит, его крайне сложно успокоить. Также ребенок постоянно жаждет внимания от новых родителей и всеми известными ему способами старается его привлечь. Он пытается «освоить» пространство семьи: раскидывает вокруг себя игрушки, оккупирует место около лидера. В результате возрастает эмоцио­нальная нагрузка на семью.

Иногда в этот период ребенок регрессирует в своем поведении до уровня, не соответствующего его возрасту. Одни становятся слишком требовательными и капризными, предпочитают играть с детьми младшего возраста и доминировать над ними. Другие проявляют враждебность к своему новому окружению. У детей могут наблюдаться возврат энуреза, сосание пальцев, раскачивание из стороны в сторону, удары головой об пол или стену, тики, многие снова начинают грызть ногти.

Третий этап адаптации — «Выживание»: пройдя через трудности кризисного периода, взрослые гораздо лучше понимают проблемы ребенка. Да и свои тоже. Когда сын или дочь сталкиваются с трудностями, мама и папа дают им эмоциональную поддержку. В случае сбоев в поведении ребенка взрослые с помощью специалистов ищут и находят причины, а также способы их смягчения или преодоления.

Четвертый этап — «Стабилизация отношений», он характеризуется удовлетворенностью в семейной жизни. Взрослые, как правило, достигают своей первоначальной цели, связанной с мотивацией принятия ребенка в свою семью. Сын или дочь спокойны за себя и за свое будущее, хотя судьба биологических родителей может их тревожить. Ребенок находит свое место не только в семье, но и в социуме.

Показательными являются случаи, когда усыновители, обретя наконец долгожданного ребенка, через неделю его пребывания в семье звонят в Национальный центр усыновления и объявляют, что хотят вернуть малыша, потому что он… всю неделю не спит и они не спят вместе с ним. Но ведь известно, что даже младенцы, которым всего несколько месяцев от роду, могут испытывать трудности с адаптацией после переезда в новую семью. Дети замечают изменения в питании, окружающей их цветовой гамме, запахах, обстановке. Старшие мальчики и девочки, как правило, реагируют на изменившуюся обстановку поведением, младенцы же отзываются на перемены соматически — у них возникают проблемы со сном и питанием. Если медицинские отклонения отсутствуют, родителям нужно признать, что таким образом ребенок реагирует на едва заметные перемены, связанные с переездом в другую семью.

Хочется спросить у горе-усыновителей: а вам никогда не рассказывали родители о том, как у вас в младенчестве болел животик или резались зубки, когда все члены семьи по очереди носили вас на руках и измотанная бессонными ночами мама засыпала на ходу? Почему вы думали, что с усыновленным ребенком будет иначе?

Психологи, проводящие подготовку кандидатов в усыновители к выполнению родительской роли, очень много рассказывают об особенностях детей-сирот, но всегда находится категория граждан, которая остается в розовых очках.

— Одинокие усыновители быстрее проходят период адаптации, чем супруги?

— Это зависит от многих факторов. Например, от личной истории ребенка, сколько раз ему в жизни приходилось приспосабливаться к новым условиям и незнакомым людям. Насколько эти незнакомые люди понимали и принимали его особенности, привычки, потребности. Насколько они были педагогически компетентны в роли родителя-воспитателя или специалиста учреждения образования, здравоохранения. Также многое зависит от ресурсов, которыми обладает усыновитель. Немаловажен личный опыт, например, совместного проживания с близкими родственниками и непосредственное участие в воспитании племянников или биологических детей, адекватная мотивация родительства, выраженная в желании и потребности иметь ребенка, помочь ему, сделать его счастливым, дать ему любовь и заботу, что является одним из индикаторов психологической готовности к усыновлению.

Всегда обращает на себя внимание уровень принятия специфики социальной роли усыновителей, помощь со стороны близких родственников, друзей, а также способность организовать себе поддерживающую сеть контактов среди близкого окружения и специалистов в области усыновления и т.д. Каждый случай, который приводит к отказу от усыновленного малыша, индивидуален, его нужно рассматривать отдельно, исключая обобщения.

В ­ТЕМУ

В августе — сентябре 2021 года Министерство образования проведет правовой мониторинг нормативных правовых актов, регулирующих вопросы усыновления (удочерения) в Беларуси. Специалисты Национального центра усыновления обращаются ко всем заинтересованным с просьбой внести свои предложения по совершенствованию законодательства в этой сфере. Их можно отправлять на электронную почту nac@nacedu.by. Информация о проведении правового мониторинга будет размещена на сайте Министерства образования.

 

Людмила КОНОПЕЛЬКО

Источник: https://www.sb.by/articles/podarit-svoyu-lyubov44.html