Наставничество в России
25.05.2020 - Национальный центр усыновления

 

Наставничество — один из самых эффективных и важных способов помощи детям-сиротам. Это общение взрослого с ребёнком один на один, которое позволяет детям-сиротам восстанавливать доверие к миру и восполняет базовую потребность в привязанности. Задача наставника – помочь ребятам адаптироваться к самостоятельной жизни после выпуска из детского дома и научить строить доверительные и дружеские отношения. Взрослый должен быть готов разделить часть своей жизни с чужим для него ребенком. Наставничество – это свобода, искренность, постоянство, частота отношений. Оно сравни дружбе, которую невозможно заменить встречами по расписанию. Требует большой, даже огромной работы по поддержке и сопровождению наставников и сирот. Нужно очень тонко, почти ювелирно использовать то небольшое время, что наставник и сирота проводят вместе. Пусть даже это три часа в неделю. Можно, конечно, просто бродить по парку и ходить в кино, но сироте нужно готовиться ко взрослой жизни. То, что наши дети берут у нас из повседневности, для сироты – неведомый мир. Поэтому время наставничества должно быть временем с пользой. Некоторые важные элементы взрослой жизни могут быть предложены ребенку как небольшие шаги и пробы. Но это почти невозможно проделать самому без определенной методики, без опытных коллег и без профессиональной поддержки.

Наставник — не спонсор и не родитель, почему они так нужны детям-сиротам? Как работают программы помощи и профориентации, и какие перспективы у подростков с инвалидностью? Об этом рассказывают представители известных благотворительных фондов и организаций:

- Нина Воронцова, исполнительный директор МОО «Старшие братья Старшие сестры».

Наша программа наставничества — международная, создана более 100 лет назад. Она рассчитана на помощь детям, которые нуждаются в поддержке. Ограничений, каким детям мы помогаем, нет. В России, в первую очередь, это дети-сироты и дети, воспитывающиеся в детских домах. У нас также есть подопечные из приемных и замещающих семей. Обращаются и опекуны, просят подобрать наставника ребенку.

Но у нас есть четкое правило: мы подбираем наставника ребенку только тогда, когда он сам проявляет инициативу, а не кто-то за него решает. И далее все согласовывается с законными представителями ребенка. По той же схеме работаем и с детскими домами. Подбираем наставника, исходя из целей и желаний самого ребенка. Смотрим, что нужно: помощь в образовательной сфере или в социализации.

У нас есть система оценки результатов работы наставников. Так, за 2019 год у 68% подопечных повысился уровень эмоционального интеллекта, самооценка, дети стали увереннее в себе. 58% детей стали общительными, улучшились коммуникативные навыки и желание расширять круг общения, 58% стали более уважительно относиться к другим, учитывать эмоции и желания окружающих.

Формально в нашей программе могут участвовать дети с восьми лет, но на практике получается с десяти. В этом возрасте ребенок может отличить роль наставника от родителя.

Часто подопечные детских домов младшего школьного возраста ждут, когда наставник заберет их навсегда в семью. Мы и наши кураторы-психологи стараемся объяснить разницу. И когда у ребенка возникает понимание, что наставник — не спонсор, не замещающий родитель, а, скорее, старший брат или старшая сестра, которые будут уделять ему внимание, проводить время интересно и полезно, дружить, тогда мы ищем ему наставника.

Главная цель — научиться выстраивать отношения. У детей со сложной историей есть базовое недоверие к миру и к другим людям. Им сложно научиться выстраивать долгосрочные отношения, дружеские и семейные.