Иду на риск: как взять в семью ребенка-инвалида и не пожалеть
18.06.2021 - Наталья Шеховцова, Ярославль

Почему люди берут в семью детей-инвалидов? Как проверяют себя, не жалеют ли потом и что делают, если «разочаровываются»? Отвечают три приемные мамы, пошедшие на риск.


https://changeonelife.ru/content/uploads/2016/05/QKOXo1HqVIw.jpg

Я скажу честно

Наталья Шеховцова, Ярославль

Семь лет назад Наталья с мужем, имевшие двоих родных детей, увидели социальную рекламу о двухлетнем Вадиме: малыш родился без рук, и биологическая мать от него отказалась:

– Это было вечером, мы ложились спать. Увидев Вадика, чуть не хором сказали: «Ну и что, подумаешь, всего лишь рук нет!» – нас поразила мысль, что из-за такой мелочи ребенок может провести всю жизнь в доме инвалидов. Утром мы встали и поехали к нему.

Через полгода, пройдя школу приемных родителей и оформив документы, забрали Вадика домой. А через месяц узнали, что у нас будет еще один свой ребенок.

Я честно скажу: нам очень тяжело все дается. Мне всегда хотелось, чтобы дети были самостоятельными и имели свое мнение. В результате у всех сложные, своенравные характеры. К каждому нужен особый подход.

И когда я смотрю или читаю интервью с восторженными приемными родителями или опекунами, которые взяли сразу несколько человек и с широкими улыбками агитируют зрителей за «ура-усыновление» – мне хочется лично посмотреть им в глаза.

Я просто не верю, что все настолько радужно и здорово, как они рассказывают.

A1QmjVgFHUA

Проблем очень много, хотя мы все уже давно забыли, что у Вадика нет рук (строго говоря, руки-то у него есть – до локтя – нет только кистей и предплечий). Уже дважды добрые люди организовывали для нас протезирование в Америке. Вадик все делает сам, он абсолютно полноценный, здоровый ребенок. Он ходит в обычную общеобразовательную школу, сам пишет, одевается, моется, даже пишет смски. С этого года он даже один, без взрослых, стал ходить из школы на пение – чем очень гордится. Проблемы у нас другого характера, более глубокого.

Многие люди, поддавшись идее «ура-усыновления» не справляются с ней, – и я их не осуждаю.

3IHjHObMxeY

Я знаю, как это на самом деле непросто, какое это самоотречение, жертва. Иногда я физически ощущаю, как мои силы уходят, наполняя его. Мне кажется, это своего рода «закон сохранения энергии»:

у таких деток, как Вадик, – глубоко внутри травмированных, «спрятанных», – энергия и силы на преодоление не появятся, откуда ни возьмись. Их кто-то должен ему дать. Мы решили, что мы сможем.

Воспитывать такого ребенка – это призвание, которое в определенный момент четко зазвучит внутри, и которое не спутаешь с эмоциональным порывом. Это своего рода зов судьбы.

Сложность еще в том, что такие дети показывают тебе, кто ты на самом деле, какой ты человек. Ты как на ладони видишь свои слабости. Ты вдруг лишаешься иллюзий на счет своей «доброты». Человек не всегда оказывается готов к подобной встрече с «темным» собой…

Это действительно сложно бывает принять. И когда мне говорят: «О, ты герой!» – я протестую. Мне это не льстит!

И, может быть, себя для Вадика я совсем не жалею, – но у меня есть еще трое своих детей… И часто меня на всех не хватает. Вы спрашиваете, что самое сложное? Преодолеть свои страхи, продолжать идти вперед в те моменты, когда, кажется, все бесполезно, зря.

У биологических родителей Вадика проблемы с алкоголем. Сейчас ему всего 9, но иногда я замечаю в нем глубинные черты, чуждые нам, нашему воспитанию и образу жизни – они пугают. Часто говорят, что наследственность – это почти фатально, что социальное окружение по сравнению с ней играет ничтожную роль. Мне не хочется верить в это. Мы отгоняем от себя подобные мысли, но…

Бывали случаи, когда Вадик проявлял жестокость и представлял опасность для нашей младшей дочери (которая, кстати, любит его беззаветно). Вот это, наверное, самое сложное и самое страшное.

Что мать может подвергнуть опасности свою семью, не зная, чего ожидать от приемного ребенка, и получится ли в итоге победить его наследственность.

Конечно, мы занимаемся с психологами. Все это дает некоторое успокоение, помогает.

Но когда я вижу успехи Вадика, смотрю, как здорово он поет, танцует – я ощущаю то самое чувство «отдачи», удовлетворения. Когда мы понимаем, что он может многое делать сам, что у него большие шансы прожить полноценную, интересную жизнь, – мы получаем свою награду.

Источник ttps://changeonelife.ru/2016/05/06/idu-na-risk-kak-vzyat-v-sem-yu-rebenka-invalida-i-ne-pozhalet/